Ссылки для упрощенного доступа

Денис Мантуров

Денис Мантуров

министр промышленности и торговли России

"Как министр промышленности, я поддерживаю ослабление рубля, однако, к сожалению, не могу влиять на уровень курса". Г-н Мантуров считает "оптимальным" для всех секторов экономики, "вовлеченных в импортозамещение", обменный курс в 62 рубля за доллар

СОМНИТЕЛЬНО
Предприятия, судя по независимым опросам, считают иначе

С начала 2017 года цена нефти эталонного сорта Brent, главного курсообразующего фактора для российского рубля, упала в целом почти на 16%. При этом курс рубля к доллару не только не снизился, а, наоборот, повысился на 5% – в силу внутренних факторов. Такой разрыв и породил целую серию заявлений российских чиновников в последние месяцы о некоем "справедливом" или "оптимальном" курсе рубля. Разброс этих оценок составлял от 60 до 65 рублей за доллар, но все они неизменно оказывались ниже текущих значений курса.

Так и на этот раз: нынешний обменный курс составляет примерно 57 рублей за доллар, то есть почти на 9% выше того, который г-н Мантуров считает "оптимальным для импортозамещения". Хотя резкое замедление инфляции в стране с начала года (с 5,4% в декабре до 4,1% в мае, то есть почти до рекордных минимумов за четверть века новейшей истории России) примерно на 70% объясняется именно укреплением рубля, полагает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. Ведь доля импорта в розничной торговле в России составляет около 40%, добавляет зав. лабораторией финансовых исследований Института экономической политики имени Е. Гайдара (ИЭП) Михаил Хромов.

Если иметь в виду замещение импорта в производстве машин и оборудования в России, то "прогресса нет, а наблюдается регресс"

За два последних года в проекты импортозамещения в России в целом, по оценкам Министерства промышленности и торговли, было вложено 375 млрд рублей ($6,6 млрд), из них 19% (71 млрд рублей) – из бюджета. Результаты же в целом оказались весьма скромными, даже несмотря на почти двукратную девальвацию российской валюты – она резко удорожила импорт, стимулируя, по идее, отечественное производство. Однако, по оценкам заместителя директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимира Сальникова, за 2014–2015 годы доля импорта в текущих расходах российских предприятий обрабатывающей промышленности сократилась незначительно – с 53% до 46%, а в 2016 году вновь выросла – до 47%. В целом же по экономике эта доля сократилась с 15,3% до 14,9%, но и она в 2016 году вновь выросла до уровня 2014 года.

Более того, за период с 2008 по 2013 год, как отмечал эксперт, "прогресс в деле импортозамещения был больше, чем в последние три года", даже с учетом валютного курса и контрсанкций.

Factograph-Import-Ruble

По словам Сальникова, заметное сокращение доли импорта отмечено в относительно низкотехнологичных секторах экономики – в частности, в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Однако уже в смежных с ними секторах "статистически значимого импортозамещения не наблюдается". Если же иметь в виду замещение импорта в производстве машин и оборудования в России, то "прогресса нет, а наблюдается регресс".

Такой вывод совпадает и с оценками экспертов ИЭП, которые уже четверть века проводят регулярные опросы российских промышленных предприятий. К концу 2016 года 70–75% этих предприятий сохранили прежнюю долю импорта в закупках необходимого им для производства сырья и оборудования, пояснял Радио Свобода зав. лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло. Не менее 60% предприятий заявили, что по-прежнему не могут найти российских заменителей этого импорта.

За период с 2008 по 2013 год, как отмечал эксперт, "прогресс в деле импортозамещения был больше, чем в последние три года", даже с учетом валютного курса и контрсанкций

Восстановление импорта таких товаров в Россию со второй половины 2016 года, отчасти связанное с укреплением рубля, свидетельствует о приостановке процессов импортозамещения в стране, отмечалось в докладе Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) еще полгода назад. Общая же доля этих товаров в совокупной стоимости российского импорта, поясняли авторы доклада, за три последних года фактически не изменилась – как и прежде, она составляет около 40%.

Factograph-Ruble Rate-Optimal

Более того, для импортозамещения в каких именно отраслях российской экономики министр промышленности считает "оптимальным" курс в 62 рубля за доллар, не очень понятно. Независимые оценки показывают, что предприятия заинтересованы в куда более "сильном" рубле. Так, очередной опрос, проведенный ИЭП в марте 2017 года, показал, что предприятия отраслей, не входящих в нефтегазовый комплекс, считают "оптимальным" для себя курс в 52 рубля за доллар – в среднем. При этом даже предприятия-экспортеры, в металлургии или химии, заинтересованные, по идее, как и нефтегазовые компании, в ослаблении рубля, предпочли бы более высокий его курс, чем называет теперь министр промышленности (см. график).

Интересно, что и год назад, в мае 2016-го, предприятия называли "оптимальным" для себя практически такой же курс – 51 рубль за доллар. Реальный же обменный курс составлял тогда 65–67 рублей, и об "оптимальном" его уровне в правительстве не рассуждали.

XS
SM
MD
LG