Ссылки для упрощенного доступа

Максим Орешкин

Максим Орешкин

министр экономического развития России

"Несмотря на то что цены на нефть продолжают находиться на низком уровне, экономика вошла в фазу активного роста"

НЕ ФАКТ
“Активный” рост экономики пока – разве что по сравнению со спадом двух последних лет.

Руководитель ведомства, формально "отвечающего" за экономический рост в стране, скорее, представляет желаемое действительным. Рост российской экономики возобновился осенью прошлого года. А формально она вышла из почти двухлетней рецессии к апрелю (завершение рецессии, как и ее наступление, определяется по показателям двух кварталов года подряд), а в целом за первое полугодие, по текущим оценкам Министерства экономического развития (МЭР), ВВП России вырос на 1,7% к уровню января – июня 2016 года.

Относительно "бодрым" нынешним темпам экономического роста (по оценкам Росстата, +0,5% в первом квартале, +2,5% – во втором) в немалой степени способствует и относительно "низкая база" прошлого года, когда спад в экономике еще продолжался. Тогда в первом квартале объем ВВП России сократился на 0,4% к уровню годом ранее, а во втором квартале – на 0,5%, что в итоге дало спад в целом по первому полугодию на 0,9%.

Этот же "фактор базы" (спад на 0,4% в июле – сентябре 2016 года) вполне может "обеспечить" еще более внушительный рост экономики в третьем квартале нынешнего года. Особенно если оправдаются некоторые экспертные прогнозы о том, что и нынешний урожай зерновых в стране, даже несмотря на недавние холода, может оказаться близким к исторически рекордному урожаю 2016 года.

Неким тестом "устойчивости" таких темпов экономического роста может стать четвертый квартал, когда "эффект базы" сойдет на нет. Ведь в октябре – декабре 2016 года ВВП России, после непрерывного сокращения в течение семи кварталов подряд, впервые увеличился – на 0,3%.

Пока МЭР исходит из того, что в 2017 году в целом рост экономики составит 2%, хотя этот прогноз, как отметил недавно руководитель ведомства, "уже выглядит немножко консервативно". Для сравнения: темпы роста мировой экономики в 2017 году, по текущим оценкам Международного валютного фонда (МВФ), составят 3,5%, а в 2018 году – 3,6%.

Factograph-GDP-Russia-World

В отношении экономики России МВФ сохранил свой прежний прогноз, представленный в апреле: рост ВВП на 1,4% и в 2017-м, и в 2018 году, то есть на треть ниже текущих оценок МЭР. Более умеренным, чем оценки министерства, оказывается и действующий прогноз Центрального банка России на 2017 год – рост на 1,5–1,6%.

Основной их вывод: рост не выше 1–1,5% в год

Практически совпадают с ним и текущие оценки государственного Внешэкономбанка, аналитики которого также предполагают рост ВВП России в 2017 году на 1,5%, хотя еще месяц назад они допускали, что по итогам года он "может превысить 1%".

Наконец, буквально за три дня до того, как г-н Орешкин говорил о наступлении фазы "активного роста" экономики, свой прогноз на 2017–2019 годы представили эксперты Института экономической политики имени Е. Гайдара (ИЭП), Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ). Основной их вывод: рост не выше 1–1,5% в год. Причем более "оптимистичный" из двух рассмотренных сценариев развития событий (рост на 1,2–1,4% в год) исходит из условия, что цены на нефть сохранятся на уровнях $50–55 за баррель в ближайшие три года. Тогда как "консервативный" сценарий предполагает их снижение до $41–42 и, соответственно, рост экономики России лишь на 0,7–0,9% в год.

В начале декабря 2016 года президент Владимир Путин поручил правительству разработать меры, которые обеспечили бы российской экономике "не позднее 2019–2020 годов" темпы роста, превышающие общемировые. Пока она отстает от них примерно в 2–2,5 раза. В 2019 году, если исходить из текущего прогноза МВФ, рост мировой экономики составит уже 3,7%, тогда как рост российской экономики, по прогнозу ИЭП и РАНХиГС, и к тому времени не превысит 1,5% в год.

XS
SM
MD
LG