Ссылки для упрощенного доступа

Максим Топилин

Максим Топилин

министр труда и социальной защиты РФ

“Если мы в ближайшей перспективе не сумеем снизить уровень смертности хотя бы до 1,5 млн человек в год, никаких результатов, с точки зрения естественного прироста, не добьемся”

ДА, НО...
Даже официальные прогнозы на период до 2035 года не предполагают такого снижения

В 2016 году уровень смертности населения в России чуть снизился, впервые с 2014-го. Однако рождаемость в стране сократилась еще больше. В результате даже тот небольшой естественный прирост населения, который отмечался в 2013–2015 годах, вновь сменился спадом.

“Снижение рождаемости является ожидаемым явлением, и я не считаю его проявлением демографического кризиса, – отмечал в недавнем интервью директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский. – Основной проблемой является высокий уровень смертности, а не снижение уровня рождаемости”.

Высокая смертность – один из наиболее серьезных демографических вызовов, стоящих перед Россией, тогда как ситуация с низкой рождаемостью мало чем отличается от той, какая наблюдается во всех развитых странах, хотя она везде воспринимается как вызов, констатируют авторы представленного в ноябре аналитического доклада “Демографические вызовы России”, который был подготовлен российским Центром стратегических разработок (ЦСР). “Со смертностью дело обстоит совершенно иначе. Россия на протяжении многих десятилетий демонстрирует отставание по уровню продолжительности жизни, которое все время нарастает”, – отмечается в докладе.

Свои демографические прогнозы на период до 2035 года представил Росстат. Всего три варианта прогноза: “низкий”, “средний” и “высокий”. Мы взяли оценки, содержащиеся в “среднем” прогнозе, и сопоставили их с данными Росстата же, начиная с 1980 года:

Russia-Factograph-Birth Rate-Mortality-1980-2035

​Заметим, что ни один из трех прогнозов главного статистического ведомства страны на ближайшие 18 лет не предполагает снижения смертности до уровня 1,5 млн человек в год, о котором говорит министр труда. Даже “высокий” вариант прогноза Росстата предусматривает максимальное его снижение лишь до 1,74 млн в 2019 году, после чего прогнозируется новое и неуклонное повышение – до 1,87 млн в 2035 году.

Сегодня смертность населения в стране лишь в некоторых возрастах ниже, чем было в 1965 году, продолжает Вишневский: “Иначе как стагнацией это не назовешь”.

Несмотря на тенденцию снижения, сложившуюся в 2006–2017 годах, в России сохраняет остроту проблема высокой смертности в трудоспособном возрасте (мужчины – 16–59 лет, женщины – 16–54 года), отмечается в недавнем выпуске бюллетеня “Демоскоп”, который уже много лет издается Институтом демографии ВШЭ. В 2013 году на эти категории населения приходилось 25% всех смертей в стране, в 2016-м – 23%. К середине 2017 года – 21%.

Тем не менее в 2016 году 39% мужчин в стране не дожили до выхода на пенсию, а более половины – до 70 лет, подсчитали эксперты “Центра научной политической мысли и идеологии”​ эксперты на основе данных Росстата​: “Среди женщин картина иная: до пенсии не доживают только 11%, а число женщин, умирающих в возрасте за 70, превышает в 2,4 раза число тех, кто не доживает до этого возраста”.

Russia-Factograph-Health Expenditure-USD per capita-OECD-Russia-2016

​Основными причинами смертности в России людей в трудоспособном возрасте являются болезни системы кровообращения (31% в январе-июне 2017 года), внешние причины смерти (24%) и новообразования, в основном злокачественные (15%), отмечают авторы “Демоскопа”.

На протяжении последних 10–12 лет показатели продолжительности жизни в России росли даже более высокими темпами, чем во многих других странах, однако речь шла в основном о “восстановительном” росте, о возврате к тем показателям, которые уже достигались в прошлом при обычных для России условиях организации здравоохранения, его финансирования и т. п., продолжают эксперты ЦСР в докладе “Демографические вызовы России”. Теперь же для преодоления отставания от других стран примерно такого же уровня развития, которое очень велико, необходим качественный прорыв. А его невозможно достичь при сохраняющемся недофинансировании всей системы охраны здоровья и жизни россиян. “Современная высокая продолжительность стоит дорого, и даже не очень богатые страны расходуют на ее достижение более высокую, чем Россия, часть своего ВВП”:

Russia-Factograph-Health Expenditure-as GDP share-OECD-Russia-2016

“При столь низких затратах на охрану здоровья, как в России, ответить на вызов высокой смертности невозможно, притом что деньги решают не все, и, по-видимому, вся система здравоохранения в России нуждается в реформировании”, – заключают авторы доклада ЦСР.

XS
SM
MD
LG