Ссылки для упрощенного доступа

“Потеряли” еще до начала? Глава МЭР об экономике России в первом полугодии 2020-го


Максим Орешкин

Максим Орешкин

министр экономического развития РФ

“К сожалению, сейчас уже можно об этом сказать, первое полугодие 2020 года мы во многом уже потеряли. ДКП имеет определенные лаги, поэтому вот эта слабость спроса, слабость потребительского спроса – это то, что будет сопровождать нас и в начале следующего года”

НЕ ФАКТ
Пока даже рекордно низкая инфляция не добавляет заметного роста реальным доходам населения

“ДКП”, о которой говорит министр, это “денежно-кредитная политика”, за которую в принципе “отвечает” Центральный банк. А “лаги” – это определенные промежутки времени, пока эффект тех или иных мер, принимаемых в рамках ДКП, становится заметным. Или, наоборот, не становится… И споры Министерства экономического развития (МЭР) и Банка России о том, как строить эту политику на нынешнем этапе развития экономики, продолжаются не первый месяц.

Так, на Санкт-Петербургском экономическом форуме 2019 года руководители обоих ведомств спорили о рисках роста необеспеченного потребительского кредитования. Он не соответствует росту доходов населения, “и если ничего сейчас не делать, то в 2021 году мы можем из-за этого фактора рецессию получить”, - убеждал собравшихся руководитель МЭР.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина ответила, что “абсолютно не согласно с этими тезисами”. И пояснила: “Максим Орешкин обычно говорит: давайте зажмем потребительское кредитование, за счет этого банки увеличат корпоративное кредитование. На мой взгляд, это иллюзия абсолютная, – продолжала руководитель Банка России. – Люди берут кредиты не от хорошей жизни… Чтобы наращивать корпоративное кредитование, нужно снижать риски для бизнеса”.

Спустя три недели, в конце июня, Банк России представил доклад, в котором речь шла о том, что “рост необеспеченного потребительского кредитования оказывает существенное положительное влияние на динамику потребления и ВВП”. Как отмечали авторы доклада, “в I квартале 2019 года рост ВВП мог бы снизиться до нуля при отсутствии такой поддержки”.

В ответ руководитель МЭР написал на своей странице в Facebook: “Я думал, в ЦБ лучше с макроэкономикой”. А в октябре решение Центрального банка снизить ключевую процентную ставку с 7% до 6,5% глава МЭР прокомментировал в Instagram еще лаконичнее: “Осознание реальности”.

13 декабря совет директоров Банка России решил снизить ключевую ставку до 6,25% годовых (при годовой инфляции по состоянию на 9 декабря в 3,4%).

А накануне руководитель министерства экономического развития заявил на встрече с представителями компаний “Ассоциации европейского бизнеса”: “Пока мы видим, что принимаемых мер недостаточно, чтобы компенсировать объективное замедление потребительского кредитования, поэтому будем ждать соответствующей реакции от регулятора”. Быстрого эффекта от действий Центрального банка не будет, напомнил министр. После чего и выразил мнение об “уже потерянном” [для экономики - РС] первом полугодии 2020-го.

В какой мере этот прогноз реализуется, покажет лишь экономическая статистика ближайших месяцев. А мы обратимся к уже имеющейся. Самые высокие темпы роста экономики России за период с начала века пришлись на 2007 год. Одна из главных причин – и рекордно высокие в том же году темпы роста в стране внутренних инвестиций, то есть вложений компаний и предприятий в собственное развитие. Теперь сравним:

В 2006-2007 годах в России были отмечены и самые высокие темпы роста реальных располагаемых доходов населения (текущие доходы за вычетом обязательных платежей и скорректированные на инфляцию). Это, в свою очередь, сопровождалось рекордным потребительским спросом, что закономерно отразилось на объемах как розничной торговли, так и платных услуг населению. С тех пор их рост, следуя за ростом реальных доходов населения, сократился в разы:

Годовой прирост реальных располагаемых доходов населения в июле-сентябре текущего года - сразу на 3%, судя по данным Росстата - оказался максимальным за период с начала 2014 года. Однако такая оценка “вызывает большие сомнения, поскольку не коррелирует с другими макроэкономическими показателями”, отмечал на заседании Экономического клуба в конце октября директор Института стратегического анализа компании “ФБК Grant Thornton” Игорь Николаев.

Он напомнил, что оборот розничной торговли в России в третьем квартале вновь сократился (см.график), снижается средний чек покупок россиян, а платежи по кредитам растут: “Нестыковочка получается: реальные доходы растут, а в остальном мы наблюдаем снижение. Конечно, здесь нет железобетонной связи, но корреляция должна быть” (цитата по РБК).

Бывший руководитель Росстата, а ныне – директор по статистическим исследованиям Высшей школы экономики Александр Суринов также отметил, что не знает причин резкого роста реальных доходов в третьем квартале текущего года, и согласился, что сама методика их оценки, “которая используется много лет”, нуждается в пересмотре.

При нажатии этой кнопки Вы соглашаетесь с Условиями договора

XS
SM
MD
LG